Русские не спешат возвращаться в Чечню

Глава Чечни Рамзан Кадыров выразил недовольство работой руководства секретариата комиссии по компенсационным выплатам: «Уже который раз возникают причины, по которым приостанавливаются выплаты. То мы ждем денег, то еще что-то. Люди ждут этих компенсаций для того, чтобы решить свои проблемы. Необходимо закрыть этот вопрос в кратчайшие сроки». По словам Рамзана Кадырова, до получателей не дошли 6 млрд. руб., которые <лежат в банке». Глава республики также потребовал выявлять и привлекать к уголовной ответственности посредников — аферистов, пытающихся нажиться на чужом горе.

Как стало известно «НГ» из источника в Чечне, в списках на получение компенсаций практически нет русских и представителей других национальностей, которых, по данным переписи населения 1989 года, в республике проживало более 360 тысяч. В ходе контртеррористической операции почти все они вынуждены были покинуть Чечню. Сегодня некогда русские станицы в Наурском, Шелковском и Надтеречном районах практически потеряли свой былой казачий облик, а во многих селах и аулах, расположенных в горных районах и на юге республики, вообще не услышишь русской речи.

Валентина Б. — одна из тех русских, кто боится возвращаться в Чечню, несмотря на то, что на Кубани, где она живет сейчас, у нее нет своего жилья. Ее, как и многих других беженцев из республики, называют <русскими чеченцами». Пережившая войну и зверское убийство мужа, Валентина не уверена, что в Чечне ей будет безопасно. «Раньше я жила надеждой, что вернусь к себе домой, — рассказывает 50-летняя женщина. — Этого хотел и сын, который тогда, будучи подростком, вместе со мной под страшными взрывами хоронил наших солдат, чтобы их тела не растащили собаки. Но прошло время и я все больше задумываюсь: мне некуда и к не к кому возвращаться. К тому же, как и большинство русских, я вынуждена была за бесценок продать квартиру в Грозном, чтобы как-то добраться до «большой земли» — до Минеральных Вод».

Читайте также  Превратит ли Исмаилов Чечню в Швейцарию?

Другая бывшая жительница Грозного, казачка Людмила Константиновна, родилась в чеченской столице в 1940 году, всю жизнь проработала на радиозаводе. Здесь она вышла замуж за чеченского парня. От брака родился мальчик, которому дали русское имя Александр. Муж рано умер. От второго брака (муж был русским) Людмила Константиновна родила еще двоих сыновей — Андрея и Эдуарда. В январе 1995 прямо в центре Грозного боевики расстреляли 22-летнего Эдуарда. Смерть настолько потрясла семью, что старший — Александр ушел служить в церковь. Его поступок вызвал недовольство у чеченцев. «Ты чеченец, — говорили ему, — у тебя фамилия Асмаев, не позорься». «Я буду замаливать грехи за всех чеченцев», — отвечал Александр. Сейчас Людмила Константиновна живет в Наурском православном приходе. Она нашла приют в небольшой комнатушке, а трехкомнатная квартира в Ленинском районе Грозного по улице Краснознаменская, дом 77, квартира 5, была занята чеченской семьей. У новых хозяев на руках оказался и ордер на эту квартиру.

Ситуация с возвращением русскоязычного населения в Чечню по-прежнему остается крайне сложной. Судя по заявлениям Рамзана Кадырова, за два последних года в республику вернулось лишь около 200 русскоязычных семей. Однако очевидно, что большинство беженцев возвращаться в Чечню опасаются. При этом, по словам ростовского политолога Василия Петрова, сегодня в республике как никогда остро стоит вопрос о возвращении специалистов из числа русского и русскоязычного населения: «Без этого невозможна не только полная стабилизация общественно-политической ситуации в республике, но развитие экономики и социальной сферы. По официальным данным, сегодня в Чечне не хватает более двух тысяч врачей-специалистов и около пятисот педагогов».

Опубликовано в рубрике Чечня