Получат ли этносы власть в Дагестане?

В последнее время все более очевидным становится то, что роль этносов в сфере общественной деятельности должна увеличиваться. Речь идет не только о культурной сфере, но и о политике. В особенности это касается тех регионов, где проживают десятки различных этнических групп. В частности, заслуживает внимания ситуация в Дагестане, чья полиэтничность, хотя и изучалась различными специалистами, но до сих пор не осмыслена по-настоящему.

«Несомненной ошибкой Федерального центра стало упразднение в республике Дагестан института Госсовета, — полагает доктор философских наук, доцент кафедры исторической политологии Южного Федерального Университета Эдуард Попов, — Госсовет достаточно эффективно служил буфером в межнациональных конфликтах, обеспечивал необходимый минимум национального представительства — 14 народов Дагестана, в том числе, русские, имели своих представителей в Госсовете. Выборы в Народное собрание, нижнюю палату дагестанского парламента, не обеспечивали соблюдение интересов основных этнических групп».

Так же Попов уверен, что введение должности в этой республике президента было ошибочным решением, поскольку в Дагестан являлся единственной национальной республикой с коллегиальной формой управления. Что же касается института президентской власти, то здесь он отсутствовал. «Введение института президента в РД отдалило принятие позитивного политико-правового решения об отмене института президентства в национальных республиках. Ошибки президента РД будут возлагаться и на Федеральный центр, который назначает глав субъектов», — полагает доцент ЮФУ.

Обратимся к статистике. По данным Всероссийской переписи населения 2002 года, в Дагестане проживали 2,6 миллиона человек. Самый многочисленный этнос — аварцы — 29,4%. Русские занимали пятую строчку — 4,7%. Остальные этносы расположились следующим образом: даргинцы — 16,5 %, кумыки — 14,1%, лезгины — 13,1%, лакцы — 5,4%, азербайджанцы — 4,3%, табасаранцы — 4,3%, чеченцы — 3,4%, ногайцы — 1,48%, рутульцы — 0,94 %, агульцы — 0,9%, цахурцы — 0,3%, евреи (таты, горские евреи, европейские евреи) — 0,13%. Не может не настораживать тот факт, что при численном росте коренного населения уменьшается численность русского населения, проживающего в Дагестане. Только за последние семь лет из республики выехало более 20 тысяч русских, истинное положение которых республиканские власти скрывают от Федерального центра. Параллельно происходит увеличение доли этносов Северного и Южного Кавказа в «русских» субъектах (Ростовская область, Краснодарский край, Ставропольский край).

Читайте также  В Дагестане убит преподаватель медресе

Республиканский министр по национальной политике, информации и внешним связям Гарун Курбанов, утверждает, что если в 1959 году русские в Дагестане были вторым по величине народом с удельным весом в общей численности населения 20%, то в 1989 году они были представлены уже только 9,2%. Больше всего русских уехало из Махачкалы — около 45%, и северных местностей Дагестана, Кизлярского и Тарумовского районого, где исторически проживает русское казачье население.

Согласно информации, озвученной Курбановым, среди руководителей и их заместителей в органах государственной власти и управления русские представлены 9,5% при удельном весе в общей численности населения республики 4,7%. Наиболее высокий процент представительства русских в значительной мере объясняется долей федеральных чиновников, возглавляющих те или иные федеральные структуры в Дагестане , особенно в силовом блоке. Так, из 52 руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти и управления 8 (или 15,4%) — представители русского населения (руководители прокуратуры, ФСБ РФ по РД, УФНС по РД, Росстата по РД, кадастровой службы, Ростехнадзора по РД, «Запкаспрыбвода», главный федеральный инспектор).

Предыдущий президент Дагестана Муху Алиев готовил поправки в избирательное законодательство, которые должны были узаконить в республике этнический принцип формирования органов власти. Только таким образом, полагал Алиев, можно обеспечить представительство в органах власти всех народов, населяющих Дагестан. Ранее в Дагестане была особая система выборов — национально-территориальные округа, квотирование мест в парламенте. Аварцы получали пост президента, даргинцы — спикера парламента, а премьер был кумыком. Затем федеральный центр привел избирательную систему республики в соответствие с общероссийской. Это, по мнению Алиева, пагубно сказывается на балансе сил в республике.

Новый президент Дагестана, Магомедсалам Магомедов, «принял дела» совсем недавно, 11 февраля 2010 года.  Какова будет при нем роль многочисленных этносов, населяющих республику – пока непонятно. Но хочется верить, что она будет возрастать.

Эдуард Попов, Елена Корнеева